• Регистрация
Советы эксперта
Лэйсэн Муртазина
Отношения
Последний вопрос:
wh0cd17446 <a href=http://buyviagraonline2017.com/>buy viagra online</a>

Женский взгляд
Моя первая учительница
Моя первая учительница
Дата публикации:
18 Марта 2014
 
Одноклассники

Совсем скоро, через год, вторая моя дочка должна будет отправиться в школу. Как все родители, надеюсь, что моему ребенку повезет с учительницей, и процесс адаптации не станет для нее стрессом, как для меня когда-то. Вспоминаю свой первый класс, и волосы дыбом встают.

Я училась в одной из старейших и уважаемых школ нашего города, с английским уклоном. В школу был конкурс, нас принимали на основе собеседования. У нас в 1Г классе был 41 человек.

Наша первая учительница Наталья Евгеньевна – высокая стройная блондинка, симпатичная, стильно одевалась. Ей было 25 лет, к ней приходил молодой человек, кажется, жених.

Были раньше в каждом классе деревянные метровые линейки, такими мерили ткани в магазине, применялись они и в учебном процессе. Наталья Евгеньевна использовала их по-другому: с размаху била по спине тех, кто сидел, опершись на спинку парты, «развалившись». Другой ее метод воспитания – приподнимание ученика с парты за ухо и сильное дергание с криком «Зла-не-хва-та-ет!». Это повторялось по несколько раз на дню. Одну девочку, которая не могла ответить на вопрос, толкнула так, что та упала между рядами и заплакала.

Доставалось даже мне, тихоне и прилежной ученице. На второй день учебы, 2 сентября, я в прописи нечаянно сделала лишнее задание, забежала немного вперед. Для развитого и читающего ребенка, наверно, написание палочек казалось легким и скучным. За это она наорала на меня, до сих пор в ушах звенят слова: «Вылетишь у меня с единицей!» (вопреки пророчеству на протяжении всей учебы я была отличницей). Когда я рассказала об этом маме, она сразу пошла разбираться (моя мама сама по основной профессии учитель-филолог и настоящий педагог от Бога). «Хорошо, вашего ребенка я трогать не буду», – пообещала учительница. И не тронула – не побила ни разу. Но наказание других каждый день проходило на моих глазах. Как-то одному шаловливому мальчику она привязала руки к парте.

Запомнился еще один случай. Мы тогда учились с 8, и однажды опоздали сразу 7 или 8 человек. Она заставила нас всех, с портфелями и сменками в руках, стоять 3 урока около входной двери. На перемену выходить не разрешила. Опираться о стену тоже нельзя было. Никто этого не видел, потому что мы стояли внутри класса. На четвертом уроке, выслушав наши извинения и оправдания, она «любезно» разрешила нам сесть. Оказывается, она хотела добиться от нас, чтобы мы попросили прощения, а мы не догадывались. После этого мама тоже приходила разбираться. Наталья Евгеньевна слушала невнимательно, даже сказала, перебив маму: «Поправьте сережку, загнулась». Маму почему-то особенно возмутила именно эта ее фраза.

Это были случаи вопиющие, невозможные не только для элитной, но и для любой другой школы. Но мы, дети, не знали, думали, что так и должно быть. Некоторые родители – у кого были хулиганы-мальчишки – даже говорили: «С нашими детьми так и надо!». А некоторые мамаши (состоящие в родительском комитете) общались с ней очень по-свойски, обнимались при встрече, болтали подолгу.

После маминых разбирательств она меня больше никак не наказывала. Но относилась с полным равнодушием. Один раз я пришла в школу с пустым портфелем. Не знаю, как так получилось, но я забыла его сложить – он был совершенно пустой! Родители с детства приучили меня к самостоятельности и ответственности, и, видимо, не проверили. На протяжении 4-х уроков я сидела в жутком страхе, боясь нарваться на ее гнев. Я водила пальцем по парте, имитируя, будто пишу. Мне казалось, что она не замечает, и я была рада. Наивная, теперь-то я понимаю, – с учительского места весь класс виден, как на ладони! Но она не подошла ко мне, не предложила ручку или листочек, вообще ничего не сказала! Я так и ушла, весь день просидев за абсолютно пустой партой.

Во втором классе у нас появилась другая учительница – Наталья Владимировна, очень хорошая. Она вернулась, поработав некоторое время в Чехословакии. С ней наши детские души оттаяли – несмотря на свою требовательность и строгость, она никогда никого не оскорбляла и не унижала и уж тем более не била. А Наталья Евгеньевна, говорили, уехала в Польшу.

Недавно на встрече одноклассников мы вспоминали ужасы первого класса. Отзывы других были примерно такими же. Кто-то вспомнил: «Она мне ухо порвала», а одна девочка сказала, что ее родители еще в начале года ходили разбираться к директору. Но ведь не уволили же Наталью Евгеньевну! Целый год она безнаказанно мучила 40 человек, и никаких мер принято не было. Обращаться куда-то наверх нам в голову не приходило. В то время не было фотоаппаратов или телефонов, чтобы зафиксировать такой беспредел. Но если бы сегодня с моим ребенком произошло подобное, я бы не смогла молчать, добивалась бы увольнения такого учителя. Да, дети ведут себя порой несносно, хулиганят так, что терпения может не хватать. Но, по-моему, наказания физические или унижающие достоинство не идут на пользу, а только ломают детскую психику. Свой первый класс до сих пор вспоминаю с содроганием.

Читайте также:


Интернет-магазин Коломбинка. Колготки, чулки, белье.

Послать ссылку другу Пожаловаться на материал
КОММЕНТАРИИ
Авторизуйтесь, чтобы отправить комментарий.