• Регистрация
Советы эксперта
Лэйсэн Муртазина
Отношения
Последний вопрос:
<a href=http://proscar.mba/>proscar</a> <a href=http://sildenafilcitrate100mg.pro/>sildenafil without prescription</a> <a h...

Женский взгляд
Машка
Машка
Дата публикации:
13 Марта 2014
 
Одноклассники

 Звонит телефон, номер незнакомый.

- Юля! – вопль в трубку. – Юлька, привет, как здорово, что я тебя нашла! Я в Уфе, поехали водку пить!

- Поехали, конечно, - отвечаю. – А кто это?

- Ну ты даешь! Это ж я, Машка, мы еще работали с тобой вместе. Давно! В девяносто восьмом!

Машка? Ах, Машка!

С Машкой мы были знакомы недолго – год. Мы тогда несли разумное, доброе, вечное в массы старшеклассников. Я – Пушкина и Гоголя, а она – Пифагора и прочих математиков. Мы быстро подружились – объединили нас неприязнь к завучу по учебной части и любовь к плюшкам в школьной столовой.

Увидев Машку, я поняла, что плюшки отомстили нам обеим по полной программе. Но в отличие от меня, Машку это нисколько не смущает.

- Ничего себе ты, мать, раздобрела! – радостно говорит она.

- На себя посмотри, корова, - вежливо парирую я.

- Ну да, - охотно соглашается Машка. – Я, конечно, тоже...

Мы ничем не отличаемся от сотен тысяч встретившихся знакомых. Едим, пьем, вспоминаем.

- А помнишь, как мы в поход ходили? – заливисто смеется Машка.

Еще бы. Я не помню, что нам стукнуло в голову в том далеком девяносто восьмом, но мы внезапно решили отправиться в поход. Все по-взрослому – чтобы лес, палатки и костер. Лес мы брались обеспечить сами, а для палатки и костра нам нужна была пара сумасшедших, готовых взять на себя эту почетную обязанность. Сумасшедшие нашлись быстро, их рядом с Машкой всегда урожайно. Два брата, Женя и Леша, с удовольствием согласились нести на себе свои же палатки, разводить костер, удить рыбу и всячески создавать походную атмосферу.

Воспоминания – как картинки.

Машка, радуя глаз боевым макияжем, бодро руководит Женей, который занят разведением костра. Результат – обгоревшие брови и вердикт: «25 лет мужику, а ничего не умеет!»

Машка, стоя по колено в озере, показывает Леше, где «вот только что плыла вооот такая рыба!» Машку с позором изгоняют на берег, и она мрачно пророчествует: «Голодными останемся, вот увидишь. Разве ж так рыбу ловят?»

Машка, добравшись до котелка, в котором кипит уха из все-таки пойманной рыбы, вливает в нее полбутылки водки. Онемевшие от такого святотатства парни молча выслушивают машкино авторитетное: «Это ж настоящая рыбацкая уха! Я рецепт читала!»

- Маш, - заглядывая в палатку, говорю я. – Не хочешь искупаться?

- Хо-хо! – счастливо вопит она, стягивает с себя джинсы и футболку и несется к воде. Цепляет какой-то из многочисленных палаточных шнуров и едет пузом по траве, попутно комментируя квалификацию установщиков палатки, их кривые руки и безрадостное будущее.

В общем, вспоминать это прекрасно, несмотря на то, что тогда я твердо поклялась, что в походы больше ни ногой. А Леша ничего. Он через год на Машке женился.

- Как Леша? – спрашиваю.

- Лешка-то? Ой, анекдот! Он от меня ушел, представляешь? К любовнице!

И ржет.

- Маааш, - говорю. – А ты чего смеешься-то?

- Да ты б его видела! Полгода мучился, вздыхал, наконец, решился. «Я, - говорит, - Мария, нашел свою настоящую единственную любовь, пойми меня и прости». Ну я ж не зверь – иди, говорю, конечно. Так это чудо через месяц взвыло в обратном направлении! «Машенька, прости дурака, помутнение нашло, бес попутал, сглазили, приворожили. Только тебя люблю, давай начнем все сначала».

- А ты?

Машка вдруг становится серьезной.

- А я, Юль, не могу. Я ж на стенку лезла, мне все казалось, что со мной что-то не так. Он меня бросил, я его не устраиваю, не «он козел», а «я плохая». Чуть не сдохла, все пыталась понять, что же во мне не так, и как бы соответствовать. Похудела на десять килограммов, в блондинку перекрасилась… Все ахали – как похорошела-то! А я в зеркало смотреть не могла.

Я молчу. Мне казалось, что стройная блондинка – это всегда хорошо.

- Он пришел, извиняется, умоляет, чуть не плачет. А я смотрю на нас со стороны – и он не он, и я не я. Он побитый какой-то, я блондинка 46 размера… И что, думаю, теперь мне с этим жить? Да ну… В общем, встала в позу, говорю: «Ты меня предал, негодяй, никогда тебе этого не прощу!» Ну, он и ушел. А через месяц развелись.

- Маш, - не выдерживаю я, – А если бы он не побитый пришел, а весь такой орел-король? Мол, Мария, счастье тебе привалило, вернулся я, накрывай на стол?

- Хммм… - задумывается Машка, - А знаешь, может быть, и приняла бы. А может быть и сковородкой по башке… Не знаю.

Я молчу, Машка тоже. Задумчиво жует виноград, глаза грустные. Вдруг улыбается:

- Юльк, а помнишь, как мы тетю Вику застукали?

Ага, еще бы. Засиделись в школе до темноты, на выходе услышали в раздевалке подозрительную возню. Я-то человек приземленный, говорю: «Это тетя Вика, вахтерша, швабры убирает», но Машку же не проведешь. Пошли, говорит, посмотрим. Вдруг бандиты, поймаем, орден получим. Ну посмотрели, чё... Тетя Вика, как я и говорила, но не одна. С географом. Оно нам надо было?

Читайте также:


Послать ссылку другу Пожаловаться на материал
КОММЕНТАРИИ
Авторизуйтесь, чтобы отправить комментарий.