• Регистрация
Советы эксперта
Евгения Михайлова
Дети
Последний вопрос:
я мать одиночка и должна получать молочную кухню, но сколько пачек смеси мы должны получать я так и не поняла.в том месяце я получила 4 пачки, это при...

Дневник беременной
Где рождаются пупсики?
Где рождаются пупсики?
Дата публикации:
18 Февраля 2014
 
Одноклассники

Каждое утро нас будили в шесть утра – измерить температуру и давление. Ночью обязательно надрывался в крике чей-то ребенок, а тут в шесть утра тебе суют градусник. Мы его, этот градусник, всей палатой ненавидели. Но на пятый день, когда медсестра проспала, мы дружно проснулись в шесть утра и ждали его – выдрессировали, демоны.

Эти пять дней в роддоме остались в памяти обрывками.

Например, как-то я проснулась пораньше градусников, чтобы налить себе чая: кормление высушивает, особенно в первые дни и ночи, когда Бублик мог висеть на груди часами. Выхожу в коридор – к чайнику, а вокруг… зомби ходят. Ей-богу, натуральные зомби: медленная, раскачивающаяся из стороны в сторону походка, болтающиеся руки, «деревянное» тело, спутанные в лохмы волосы, пустой взгляд. И ведь я такая же! В палатах у нас не было зеркал, но они висели в коридоре, только вот я никогда не видела, чтобы кто-нибудь, проходя мимо, у них задерживался. К чему расстраиваться лишний раз?..

женщины в роддоме похожи на зомби.jpg

Сразу после родов меня одели – как ребенка: приподнимая, суя руки в рукава. В роддоме запрещена своя одежда. Наверное, это разумно, но их альтернатива хуже чумы: безразмерная – поперек меня шире – серовато-белая «сорочка» немудреного грубого пошива с грязно-серыми печатями «РБЛ», тут и там и застиранный цветастый халат «привет, Советский Союз».

Под утро, через два-три часа, когда я родила, в палату пришли с пачкой документов, которые мне нужно было подписать (что я отказываюсь от прививок от гепатита, потому что в роддоме их не было, согласна на прививку от туберкулеза и все такие дела). Подписать все я не успела. Что-то, видно, случилось, потому что медсестра, взглянув на меня, засуетилась: «Я отведу тебя к кровати!» – и взяла под руки. Темнота. Какие-то обрывки то ли снов, то ли видений. И кто-то со всей дури бьет меня по щекам. Открываю глаза – я на полу, а надо мной напуганные и счастливые лица. Из ниоткуда появилась огромная кружка крепкого чая с сахаром и – о, боги есть! – мне разрешили не вставать, чтобы сходить в туалет. Этого обязательного посещения туалета мы с другой девчонкой, родившей в ночь со мной, боялись больше всего: как можно писать, когда там, казалось, живого места нет? Я радостно потирала ручки: в туалет все равно не хотелось, а то, что мочевой пузырь лопнет… пусть лопается – опустошать его наверняка больнее.

счастливые лица медперсонала.jpg

Роддома – удивительные заведения. И самое удивительное место там…буфет, где в открытую, не из-под полы кормящим матерям выдавали запрещенные врачами кефир, йогурты, капустные супы, яблоки, сосиски. Я жила продуктовыми передачами со «свободы». И, каюсь, пронесенными контрабандой двадцатиграммовыми шоколадками. Меньше по весу муж просто не нашел.

Я совершенно не ожидала, но дети – эти маленькие беззащитные пупсики с крохотными пальчиками и животиками – неотлучно находятся в одной палате с матерями почти сразу после рождения. С напуганными матерями-неумехами, которые при их виде перестают контролировать и координировать свои руки и сколько-нибудь соображать. 

новорожденный пупсик.jpg

Моего пупса решили унести на ночь в интенсивную терапию, чтобы дать мне – падучей – отдохнуть, но я сделала щенячьи глаза и его оставили. Под утро, в пятом часу – на третьем часу кормления я поняла, что сейчас опять упаду – лежа. И пошла с Бубликом на руках бродить по ночному роддому, чтобы «сдать» его. На третьем этаже я нашла, что искала, но медбрат наотрез отказался забирать ребенка – тот был слишком здоровенький, а про меня он был не в теме. Сунул в руки разведенную в бутылочке смесь и – пока! 

На утро мне крепко попало от соседки за то, что я ходила по лестницам в темноте со своим чудом на руках, мол, совсем безголовая, сама падаешь и ребенка хочешь уронить. С соседками мне сильно повезло: им было не все равно, что со мной и Бубликом – такое материнское «братство» сложилось.

палата в роддоме.jpg

Но, несмотря на все мое ворчанье, мне понравилось там, в роддоме, и я даже надеюсь вернуться туда когда-нибудь еще, к этим градусникам, кружке крепкого чая с сахаром, к застиранным халатам и грубым сорочкам.

Хоть и зарекалась на родильной кушетке, что больше никогда и ни за что.

Читайте также:

Послать ссылку другу Пожаловаться на материал
КОММЕНТАРИИ
Авторизуйтесь, чтобы отправить комментарий.